Меню Содержимое
Главная [ новости ] arrow Хабзэ arrow Кубов Н.Ч. Гостеприимство – системный прессинг общественных ожиданий

Вход для пользователей






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
EnglishArabicFrenchGermanPortugueseRussianSpanishTurkish

Экспорт новостей

Реклама
Кубов Н.Ч. Гостеприимство – системный прессинг общественных ожиданий Печать
04.10.2009 г.

КУБОВ Н.Ч.
Майкоп, АГУ

Гостеприимство – системный прессинг общественных ожиданий

Гостеприимство – идеализированный институт [1], который функционирует в обыденном знании социальных структур современных черкесов как некий символ, по природе своей являющийся, с одной стороны, результатом трансляции нравственного опыта, а с другой, – продуктом этнографического познания этнической действительности. И первый, и второй источники в силу своей специфики и согласно методологии склонны к идеализации и созданию статичных ретроспективных моделей. Только статичные модели становятся этноатрибутирующими маркерами и определяют свойства и направленность идентификационных процессов внутри этносоциума.

Этнография XX века, фиксирующая, описывающая и создающая статичные виртуальные модели прошлого, не прибегающая фактически к использованию парадигм, оживляющих и динамизирующих эти модели, стала одной из систем, формирующих этику современной реальности. Этнограф, по сути, обрел новую социальную роль, что сделало его весьма чувствительным к информационным потокам, соотносящимся с нравственностью и формами ее функционирования в обществе. Традиционная этика стала одним из главных объектов исследований. Этнографы отслеживали этикетные, поведенческие модели и организовывали их в системы, обслуживающие функционирование тех или иных нравственных, этических категорий. Таким образом, этикет, поведенческие модели оказались вспомогательным материалом для построения неких "глобальных выводов" об этнической этике и ее постулатах. Тем самым, в этнографическом познании наметилось "индуктивное" движение от этикетных моделей к этическим императивам, от частного к общему.

Подобная односторонность познавательного движения и статичность создаваемых им ретроспективных моделей привели к формированию ощущения примордиальности, изначальности этической системы, тогда как, по нашему мнению, этика является своеобразным эффектором, побуждающим человека расходовать индивидуальные ресурсы на поддержание социального гомеостаза.

Гостеприимство свойственно всем народам. Различие – в формах реализации, сущности определения его задач, функций. С достаточной степенью уверенности можно утверждать, что в основе своей генезис гостеприимства у большинства народов универсален. Речь может идти о различных обстоятельствах их функционирования, которые в конечном итоге привели к разнообразию форм его бытования в социальных и ментальных системах.

Институт гостеприимства – это несущая, базовая инфраструктура, поддерживающая единство информационного пространства, которое в свою  очередь обеспечивает этническую безопасность и целостность черкесов.

Этнос, неинституционализировавший свою этничность, не в состоянии принимать консолидированные решения, но обнаруживает способность одинаково реагировать на внешние вызовы независимо от локализации отдельных подразделений этносоциума. Это происходит благодаря единству информационного пространства, генерирующего монолитную унифицированную картину мира, на основании которой каждый отдельный индивид строит свое уникальное поведение, вкладывающееся в общий порядок ответов этноса на вызов окружающей среды.

Для обеспечения функционирования гостеприимства – этого жизненно необходимого института, общество веками формирует набор нравственных категорий, побуждающих человека поддерживать его работу. Нравственные же категории вписываются в сознание человека под прессингом общественных ожиданий, ожиданий, которые формируют императивы, лежащие в основе большей части поведенческих моделей, избираемых человеком в деле построения своего образа в общественном сознании. Это является немаловажной частью жизни черкеса, в силу ограниченности социальных ресурсов, к которым с определенной периодичностью каждый вынужден прибегать.

Во многом, именно ограниченность социальных ресурсов, детерминируемая замкнутостью и немногочисленностью сельской общины черкесов, а также постоянная зависимость человека от этих ресурсов, превращает черкесскую этику в систему, по своей силе эквивалентную государственным институтам, контролирующим соционормативное пространство. Нравственные императивы в черкесском обществе определяют полномочия и обязанности его членов, неисполнение которых для черкеса становится невозможным. Каждый черкес вынужден на протяжении всей своей жизни заниматься моделированием собственного образа в общественном сознании. Суть этого движения заключается в построении линии поведения, строго соответствующей системе общественных ожиданий. Степень соответствия определяет уровень общественной оценки образа человека. Сам же образ является точкой доступа к ресурсам общества.

Итак, общество предлагает человеку социальные бонусы за выполнение определенной миссии, которую оно возлагает на него, то есть общество "нанимает" человека.

В нашей работе: Гостеприимство – институт, решающий жизненно важные для общества задачи. Гостеприимность – этическая категория, импринтируемая в сознание каждого члена общества, импринт которой необходим для поддержания функционирования несущего института. Гость – структурная единица института гостеприимства, посредством которой реализуются его базовые функции. "Хозяин" – главный объект прессинга общественных ожиданий, расходующий индивидуальные ресурсы на поддержание социального гомеостаза.

Гость для общества – это набор разнообразных возможностей. Гость – информационная единица, которая, с одной стороны, пополняет информационные активы посещаемого им подразделения этносоциума, а с другой, гость ретранслирует накопленные принимающей стороной информационные ресурсы. Интересен в этом смысле целый комплекс этикетно ритуализированных действий, связанных с обменом информацией в пределах гостеприимства и гостевого дома "хьакIэщ" как его части. Кроме того, гость – это потенциальный покровитель в случае смены гостевых ролей. Гость обладает также торгово-экономическим потенциалом. Плюс ко всему, он является возможностью для расширения ареала кровно-родственных связей принимающей стороны (имеется в виду формирование новой семьи с участием гостя или гостьи) и т.д.

Рационально, на уровне индивида, гостеприимность – это способность отвлекать жизненно необходимые для поддержания личного гомеостаза ресурсы на содержание человека или группы людей гетерогенного происхождения. На социальном уровне – это действие, как мы уже отмечали, поддерживающее гомеостаз общественный.

Поддержание информационной безопасности – не единственная задача, возлагаемая на человека обществом. Функционирование института гостеприимства в черкесском обществе сопряжено с большим количеством рисков для принимающей стороны, главный из которых – это непредсказуемость поведения гостя. Изначально гость в восприятии принимающей стороны – это индивид гетерогенного происхождения, который априори несет, как все неизвестное, определенную долю агрессивности. Поэтому общество вырабатывает ряд поведенческих моделей, которые ограничивают непредсказуемость поведения гостя. Необходимо заметить, что гостеприимство является обязательным действием/акцией для человека, первым встретившего гостя, а не просто ожидаемым поведением. Благодаря подобной обязательности длительное, самостоятельное, бесконтрольное пребывание гостя на гетерогенной для него территории становится невозможным. Далее: оказавшись в доме хозяина, он расстается с оружием, передавая его хозяину, что обычно транскрибируется как вверение собственной жизни хозяину. На самом деле, подобный акт можно интерпретировать и как действие, направленное на обеспечение безопасности принимающей семьи [2]. Одним из обязательных требований института гостеприимства является непрерывный, предельно вежливый "контроль" за перемещением гостя внутри сельской общины.

Заинтересованность общества в "госте", вкупе с большим количеством угроз, которые гость потенциально несет в себе, заставляют социум создавать большое количество поведенческих моделей, которые одновременно и поддерживают гостя, и сдерживают его поведение. Совмещение подобных противоречивых задач стало возможным в результате формирования целой системы нравственных императивов в этическом поле этносоциума, что превратило гостеприимство в один из самых упорядоченных и функционально регламентированных полиструктурных социальных институтов. Мощнейший нравственный базис, подведенный под этот институт, а также определенная степень свойственной ему сакральности [3], дает обществу возможность использовать гостеприимство для решения достаточно большого круга проблем и вопросов, спорадически возникающих в традиционном обществе, генезис которых не имеет системного характера.

Разрешение целого ряда нестандартных ситуаций, связанных с девиантным, анормальным поведением отдельных индивидов, с одной стороны, а с другой – с недоработанностью, радикальностью и фатальностью институтов наказания черкесов, возможно с помощью ресурсов института гостеприимства. Гостеприимство соприкасается с институтами наказания на уровне реабилитации членов общества, ставших изгоями в своем микросоциуме, либо попавших под действие  институтов кровной мести. Очевидно одно: институт гостеприимства – полифункциональный феномен.

Так, институт гостеприимства черкесов авторами XIX века классифицируется как высокая добродетель народа [4]. Специалисты по соционормативной культуре относят гостеприимство к основополагающим принципам черкесского этикета [5].

Интересно отметить, что формирование этого института как "добродетели народа" во многом заслуга "гостя" черкесского происхождения, ставшего системным явлением в черкесском обществе. Именно "Гость" – человек, максимально заинтересованный в превращении гостеприимности в универсальную категорию тотального действия. Поэтому именно он, в первую очередь, занимается информационной поддержкой гостеприимности в этическом поле, как некой ценности, обладание которой дает человеку дополнительные возможности в социуме. Наиболее подвижной частью черкесского общества, склонной к перемещению, являются черкесские привилегированные сословия, а значит и сила прессинга, оказываемого ими на нравственное поле, увеличивается соразмерно их социальному статусу.

В мире, в тех регионах, где "гость" обычно лицо, имеющее некие коммерческие интересы, он воспринимается обществом как источник доходов, в результате гость в подобном случае апеллирует к материальной заинтересованности в нем социума. Там, где появление "гостя" связано с различными сочетаниями вероятностей и, где коммерческая не доминирует, гость апеллирует к нравственным императивам.

Анализ онтологии института гостеприимства черкесов и его социальных функций позволяет установить, что:

  • институт гостеприимства являлся базовой инфраструктурой, поддерживавшей единство внутри черкесского информационного пространства, необходимого для сохранения этнической целостности;
  • данный социальный институт способствовал мягкому вживанию иноэтнических россыпей в черкесскую среду с последующей их ассимиляцией;
  • предельно вежливая изоляция гостя исключала непредсказуемость его поведения;
  • общественные ожидания внутри этого института, оказывали давление на структурирование информации, исходящей от гостя, необходимым микросоциуму образом;
  • гостеприимство – механизм защиты и реабилитации индивида, совершившего правонарушение;
  • институт гостеприимства являлся механизмом, посредством которого решались экономические проблемы;
  • гостеприимство выполняло функцию "рекламного агентства" (для перемещающихся музыкантов, джегуако, кочующих ремесленников и т.д.);
  • гостеприимство черкесов регулировало дипломатические отношения этноса с другими геополитическими единицами.

Полифункциональностью института гостеприимства черкесов обусловлен статус неординарного социального феномена, обеспечивавшего гармонию и стабильность черкесскому обществу.

Литература:
1. Кажаров В.Х. Традиционные общественные институты кабардинцев и их кризис в конце XVIII-первой половине ХХ веков. – Нальчик, 1994. – С. 317.
2. Гарданов В.К. Общественный строй черкесских народов. – М., 1967. – С. 312.
3. Кажаров В.Х. Указ. работа. – С. 319.
4. Хан-Гирей. Записки о Черкесии. – Нальчик, 1978. – С. 298;
5. Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа. – Нальчик, 1958. – С. 30;
6. Сталь К.Ф. Этнографический очерк черкесского народа//Кавказский сборник. – Т. ХХI. – Тифлис, 1910. – С.135 и др.
7. Бгажноков Б.Х. Черкесский этикет. – Нальчик, 1978. – С.38.

Вернуться к материалам международной научно-практической конференции
"Хабзэ" и этническая перспектива черкесов

 

Для добавления своего комментария Вам надо зарегистрироваться и авторизоваться.

« Пред.   След. »