Меню Содержимое
Главная [ новости ]

Вход для пользователей






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
EnglishArabicFrenchGermanPortugueseRussianSpanishTurkish

Экспорт новостей

Андзор Кабард: "Россия никогда не пойдет нам навстречу" Печать
20.07.2013 г.
Что такое "черкесский вопрос" сегодня? Это, прежде всего, вопрос воссоединения народа, большинство представителей которого было изгнано в конце Кавказской войны в Османскую империю, со своей родиной. Признание Грузией геноцида черкесов и приближающаяся сочинская Олимпиада актуализировали черкесскую проблему и заставили обратить на нее внимание в Москве. Что из этого вышло – об этом в рубрике "Гость недели" говорит черкесский национальный активист Андзор Кабард. Дэмис Поландов: Андзор, мы знакомы много лет, и, думаю, нет смысла притворяться, что мы на "вы". Андзор Кабард: Да, конечно. Дэмис Поландов: Ты – известный черкесский активист. Сегодня я хотел бы с тобой поговорить о состоянии черкесского движения. Совсем уже близко Олимпиада 2014 года. Несколько лет назад мы уже обсуждали состояние черкесского движения, что собой представляет "черкесский вопрос". Чем он стал сегодня? Насколько национальные активисты сумели поставить этот вопрос в самой России и за рубежом? Андзор Кабард: "Черкесский вопрос" – это, прежде всего, вопрос воссоединения изгнанного народа с его родиной. Этот вопрос стоит уже шесть поколений, приблизительно 150 лет, с момента, когда фактически всех черкесов изгнали в конце Кавказской войны с родины в Османскую империю – осталось там совсем немного. Те, кто остались, являются на сегодняшний день российскими подданными, а те, кого изгнали, являются подданными государств в основном постосманского мира. Дэмис Поландов: Давай приблизимся к современности. Известный эпизод – грузинское признание геноцида черкесов. Черкесские активисты преподносили это признание как победу. Сегодня уже прошло некоторое время после признания, в Грузии даже сменились власти. Что это признание, кроме какого-то ощущения исторической справедливости, принесло черкесам? Андзор Кабард: [Хороший вопрос.] Дело в том, что я относился, наверное, к тому меньшинству, которое никогда особо не выступало за популяризацию вне черкесской среды темы геноцида. Да и в черкесской среде тоже, потому что формирование идентичности вокруг негативных символов, тем более таких страшных, [геноцид ведь действительно был,] а не является чьей-то выдумкой, – это не очень хорошо в перспективе для народа в целом. Естественно, только признание геноцида Россией может дать что-либо черкесам. В свое время, более 20 лет назад, министр юстиции Российской Федерации Юрий Калмыков, который в одно время возглавлял Международную черкесскую ассоциацию, исходил из того, что в 1991 году Российская Федерация признала геноцид депортированных Сталиным народов, и, исходя из этого, они получили совершенно практические преференции. Но если говорить о черкесах, то тогда этот вопрос решить не удалось, и с 1994 года, т.е. с начала войны в Чечне, в России была запущена пропагандистская машина, которая "прокачала" за 20 лет кавказофобию в стране, и говорить о том, что сегодня черкесам, как кавказскому народу, предоставят какие-либо преференции, – это, наверное, из области иллюзий. Что касается признания других государств… Да, чтобы озвучить эту тему, это многое дало. Признание Грузией геноцида черкесов обратило внимание на эту проблему в Москве. 20 лет обращений фактически ушли в корзину, а тут все-таки обратили внимание. Наверное, это единственное реальное достижение. [Но внимание это не всегда хорошо.] Дэмис Поландов: Андзор, я как раз хотел спросить об этом внимании. Черкесские активисты надеялись, что, подняв "черкесский вопрос" на новый уровень, они смогут каким-то образом вынудить Россию пойти на уступки, прежде всего, в вопросе репатриации. Об этом говорили некоторые черкесские активисты, даже пророссийские, что грузинское признание в целом полезно для черкесов, что Россия изменит свою политику в лучшую сторону. Изменила? Андзор Кабард: Нет, конечно, не изменила. Да и вряд ли изменит, потому что "черкесский вопрос" – это вопрос нравственный, прежде всего. В России вопросы такого формата вообще не стоят. Черкесы, в принципе, стали рассматриваться из Москвы как что-то достойное внимания только тогда, когда стали представлять из себя проблему, - до этого момента не рассматривались вообще. [Но когда стали рассматривать как что-то похожее на проблему, то с черкесами стали вести себя как с проблемой.] Собрали соответствующие конференции, круглые столы, заказали огромное количество пропагандистских статеек различного уровня, которыми сейчас заполнена пресса и интернет, сняли соответствующие телевизионные передачи, – в общем, запустили российскую пропагандистскую машину в полный рост, чтобы сказать, что "черкесский вопрос", который существовал и только недавно был выхвачен прожектором Олимпиады [из тьмы], это что-то такое, что придумано против России. Я не могу понять, каким образом воссоединение народа [с его родиной] является чем-то, направленным против России, но если [тут] это так выглядит, что тут скажешь… Дэмис Поландов: Андзор, когда Грузия признала геноцид, в частности, говорили о ее мотивации. Говорили много о том, что таким образом грузинские власти пытаются вбить клин между абхазами и черкесами, чтобы черкесы перешли на сторону Грузии. Сегодня, когда мы видим, столько проблем в адыго-абхазских взаимоотношениях, можно сказать, что грузинская стратегия сработала? Андзор Кабард: Я бы на самом деле не переоценивал грузинский фактор в тех противоречиях, которые на сегодняшний день обсуждаются в абазо-адыгском мире между черкесами и абхазами. Эти противоречия в основном являются следствием политики абхазского государства, а не политики грузинского государства. В данном случае, в принципе, абхазское правительство не сформировало никакой практической черкесской политики за 20 лет, которые прошли с момента войны, и за те 5 лет, которые прошли с момента признания (Россией). Ну а если сформировало, то она явно не выглядит как что-то прочеркесское, или связанное с тем, на что можно было бы рассчитывать черкесам. Это некоторым образом, конечно же, расстраивает некоторых черкесов, или расстраивало, потому что сегодня каких-то особых надежд с Абхазией в черкесском движении никто не связывает, насколько я знаю. Дэмис Поландов: А последний эпизод, когда Черкесские дни в Европарламенте были переданы абхазской стороне? Не совсем понятно, как вообще получилось, что такое крупное мероприятие, которое семь лет собирало черкесов со всего мира, в преддверии Олимпиады было отдано абхазам. Как это произошло? Андзор Кабард: Нет никакой конкретной информации, никакого инсайда. Просто приблизительно в это же время в Нальчике проходил Всемирный черкесский форум, который должен был быть конгрессом, но который, по всей видимости, испугались назвать конгрессом и назвали форумом – в преддверии Олимпиады не все хотят рисковать, давая черкесам площадки. Естественно, пошли слухи, и я не уверен, что они не имеют под собой никакой почвы, что таким образом блокировали еще одну площадку в Европарламенте. Дэмис Поландов: То есть российские власти каким-то образом смогли надавить на черкесских активистов в Европе? Андзор Кабард: Я думаю, что не всегда нужно на людей давить, бывают и какие-то другие методы убеждения, более нежные, можно сказать. Дэмис Поландов: Андзор, что будет в ближайшие полгода? Как будет развиваться черкесское движение, будет ли оно каким-то образом радикализироваться? И как себя будут вести российские власти в отношении "черкесского вопроса"? Андзор Кабард: Я всегда не очень понимал термин "радикализация" в отношении черкесского движения, потому что "символ веры" черкесского движения, если можно так выразиться, не меняется уже давно, и ничего радикального в нем нет. Это репатриация, сохранение идентичности, языка, достоинства народа, т.е. чтобы постоянно, ежедневно не пытались каким-то образом оскорблять память наших предков, что происходит систематически, сколько я себя помню. Если говорить о ближайших перспективах, то, я думаю, что осенью пойдет "информационный вал". Я не знаю, как и кем он будет спланирован, – понятно, что это и Москва, и Тбилиси, и еще какие-то заинтересованные в этом вопросе стороны, наверное, будут в этом участвовать. Наверняка Москва продолжит "лепить чернуху" на "черкесский вопрос" так, как она умеет. Черкесы будут огрызаться так, как они умеют. И никакого позитива и конструктива в ближайшие полгода в России лично я не жду. Если говорить о глобальном черкесском движении, то мы в последний год наблюдаем, как его центр мигрирует в Турцию в связи с изменением турецкой политики при Эрдогане. [Последнее] 21 мая несколько ведущих турецких партий, включая курдскую и самого премьер-министра Турции, обратились к черкесам. Если будет отменена 42-я статья Конституции Турецкой Республики, что лоббируется курдскими организациями, я думаю, роль черкесов в ближайшее время радикально изменится. Естественно, это дыхание дойдет и до Кавказа в России. Дэмис Поландов: Ты имеешь в виду, что роль черкесов в Турции кардинально изменится? В какой перспективе это может произойти? Андзор Кабард: Это связано с внутренней трансформацией Турции, которую мы наблюдаем почти 10 лет, и в последний год стало совершенно очевидно, куда движется Турция, и если она сможет выдержать взятый курс, которым очень многие недовольны, в том числе военные элиты Турции, в таком случае мы будем наблюдать, что в Турции третья нация по численности населения после турок и курдов – это черкесы. Быть третьим в таком случае не всегда плохо. Бургундия в эпоху столетних войн между Капетингами и Плантагенетами очень неплохо себя чувствовала. Дэмис Поландов: Андзор, что ты думаешь по поводу политики России после Олимпиады-2014? Часто звучат прогнозы, что Россия откладывает жесткое решение кавказской проблемы на период после Олимпиады. Андзор Кабард: Есть много сигналов, что Россия готовится к какому-то жесткому силовому сценарию на Кавказе: перестали брать в вооруженные силы призывников с Кавказа якобы под предлогом того, чтобы не готовить вероятного противника, много сигналов в информационном поле. Мы видим, как государственными средствами пропаганды уже давно сформирован образ врага в лице кавказца. Результат нам тоже виден: на сегодняшний день слово "кавказец" и "враг" для 5/6 или 9/10 россиян – это почти синонимы. Поэтому какого-то конструктивного решения вопроса в рамках той парадигмы, которая сейчас существует в России, на Кавказе не может быть. Так же, как и не может быть и по всей остальной России. У России нет никакого привлекательного проекта, который понравился бы и русским, и татарам, и черкесам, и чувашам, и кому угодно. [Ну нет такого проекта!] Проект: "мы качаем из этой трубы, а вы не мешайтесь, и мы вам будем что-то при этом давать", – в этом не может быть никакой идеологической базы существования государства. Дэмис Поландов: Спасибо, Андзор. У нас получилась не очень веселая картина, но, видимо, такова жизнь… Андзор Кабард: Я бы не сказал, что она совсем невеселая. Человек предполагает, а Бог располагает. Ожидания черкесов, особенно российских черкесов, были одни, а сирийская тема – тема репатриации сирийских черкесов в 2012 году – их закрыла. Стало понятно, что Россия даже в ситуации "жизни и смерти" для нашего народа никогда не пойдет нам навстречу. Во всяком случае, в границах прогноза это стало очевидно. Да, конечно, таким образом закрывается целый 25-летний этап в развитии черкесского движения. Но если говорить о том, что мы наблюдаем в Турции, лично я настроен очень оптимистически. В ближайшие пять лет, к концу десятилетия, мы увидим совершенно другой народ, намного более структурированный, системный, консолидированный, чем то рыхлое образование, которое мы видели до этого. [К сожалению, Россия не будет тем государством, которое приложило к этому руку, потому что она предпочла видеть проблему в черкесах вместо ресурса.]* © Эхо Кавказа *В квадратных скобках добавлены фрагменты отсутствующие в оригинальной публикации, но присутствующие в аудиофайле Эхо Кавказа. В тексте также присутствуют несколько незначительных правок, учитывающих приоритет аудиозаписи перед ее текстовой расшифровкой

Подробно: http://aheku.org/page-id-3607.html
Что такое "черкесский вопрос" сегодня? Это, прежде всего, вопрос воссоединения народа, большинство представителей которого было изгнано в конце Кавказской войны в Османскую империю, со своей родиной. Признание Грузией геноцида черкесов и приближающаяся сочинская Олимпиада актуализировали черкесскую проблему и заставили обратить на нее внимание в Москве. Что из этого вышло – об этом в рубрике "Гость недели" говорит черкесский национальный активист Андзор Кабард. Дэмис Поландов: Андзор, мы знакомы много лет, и, думаю, нет смысла притворяться, что мы на "вы". Андзор Кабард: Да, конечно. Дэмис Поландов: Ты – известный черкесский активист. Сегодня я хотел бы с тобой поговорить о состоянии черкесского движения. Совсем уже близко Олимпиада 2014 года. Несколько лет назад мы уже обсуждали состояние черкесского движения, что собой представляет "черкесский вопрос". Чем он стал сегодня? Насколько национальные активисты сумели поставить этот вопрос в самой России и за рубежом? Андзор Кабард: "Черкесский вопрос" – это, прежде всего, вопрос воссоединения изгнанного народа с его родиной. Этот вопрос стоит уже шесть поколений, приблизительно 150 лет, с момента, когда фактически всех черкесов изгнали в конце Кавказской войны с родины в Османскую империю – осталось там совсем немного. Те, кто остались, являются на сегодняшний день российскими подданными, а те, кого изгнали, являются подданными государств в основном постосманского мира. Дэмис Поландов: Давай приблизимся к современности. Известный эпизод – грузинское признание геноцида черкесов. Черкесские активисты преподносили это признание как победу. Сегодня уже прошло некоторое время после признания, в Грузии даже сменились власти. Что это признание, кроме какого-то ощущения исторической справедливости, принесло черкесам? Андзор Кабард: [Хороший вопрос.] Дело в том, что я относился, наверное, к тому меньшинству, которое никогда особо не выступало за популяризацию вне черкесской среды темы геноцида. Да и в черкесской среде тоже, потому что формирование идентичности вокруг негативных символов, тем более таких страшных, [геноцид ведь действительно был,] а не является чьей-то выдумкой, – это не очень хорошо в перспективе для народа в целом. Естественно, только признание геноцида Россией может дать что-либо черкесам. В свое время, более 20 лет назад, министр юстиции Российской Федерации Юрий Калмыков, который в одно время возглавлял Международную черкесскую ассоциацию, исходил из того, что в 1991 году Российская Федерация признала геноцид депортированных Сталиным народов, и, исходя из этого, они получили совершенно практические преференции. Но если говорить о черкесах, то тогда этот вопрос решить не удалось, и с 1994 года, т.е. с начала войны в Чечне, в России была запущена пропагандистская машина, которая "прокачала" за 20 лет кавказофобию в стране, и говорить о том, что сегодня черкесам, как кавказскому народу, предоставят какие-либо преференции, – это, наверное, из области иллюзий. Что касается признания других государств… Да, чтобы озвучить эту тему, это многое дало. Признание Грузией геноцида черкесов обратило внимание на эту проблему в Москве. 20 лет обращений фактически ушли в корзину, а тут все-таки обратили внимание. Наверное, это единственное реальное достижение. [Но внимание это не всегда хорошо.] Дэмис Поландов: Андзор, я как раз хотел спросить об этом внимании. Черкесские активисты надеялись, что, подняв "черкесский вопрос" на новый уровень, они смогут каким-то образом вынудить Россию пойти на уступки, прежде всего, в вопросе репатриации. Об этом говорили некоторые черкесские активисты, даже пророссийские, что грузинское признание в целом полезно для черкесов, что Россия изменит свою политику в лучшую сторону. Изменила? Андзор Кабард: Нет, конечно, не изменила. Да и вряд ли изменит, потому что "черкесский вопрос" – это вопрос нравственный, прежде всего. В России вопросы такого формата вообще не стоят. Черкесы, в принципе, стали рассматриваться из Москвы как что-то достойное внимания только тогда, когда стали представлять из себя проблему, - до этого момента не рассматривались вообще. [Но когда стали рассматривать как что-то похожее на проблему, то с черкесами стали вести себя как с проблемой.] Собрали соответствующие конференции, круглые столы, заказали огромное количество пропагандистских статеек различного уровня, которыми сейчас заполнена пресса и интернет, сняли соответствующие телевизионные передачи, – в общем, запустили российскую пропагандистскую машину в полный рост, чтобы сказать, что "черкесский вопрос", который существовал и только недавно был выхвачен прожектором Олимпиады [из тьмы], это что-то такое, что придумано против России. Я не могу понять, каким образом воссоединение народа [с его родиной] является чем-то, направленным против России, но если [тут] это так выглядит, что тут скажешь… Дэмис Поландов: Андзор, когда Грузия признала геноцид, в частности, говорили о ее мотивации. Говорили много о том, что таким образом грузинские власти пытаются вбить клин между абхазами и черкесами, чтобы черкесы перешли на сторону Грузии. Сегодня, когда мы видим, столько проблем в адыго-абхазских взаимоотношениях, можно сказать, что грузинская стратегия сработала? Андзор Кабард: Я бы на самом деле не переоценивал грузинский фактор в тех противоречиях, которые на сегодняшний день обсуждаются в абазо-адыгском мире между черкесами и абхазами. Эти противоречия в основном являются следствием политики абхазского государства, а не политики грузинского государства. В данном случае, в принципе, абхазское правительство не сформировало никакой практической черкесской политики за 20 лет, которые прошли с момента войны, и за те 5 лет, которые прошли с момента признания (Россией). Ну а если сформировало, то она явно не выглядит как что-то прочеркесское, или связанное с тем, на что можно было бы рассчитывать черкесам. Это некоторым образом, конечно же, расстраивает некоторых черкесов, или расстраивало, потому что сегодня каких-то особых надежд с Абхазией в черкесском движении никто не связывает, насколько я знаю. Дэмис Поландов: А последний эпизод, когда Черкесские дни в Европарламенте были переданы абхазской стороне? Не совсем понятно, как вообще получилось, что такое крупное мероприятие, которое семь лет собирало черкесов со всего мира, в преддверии Олимпиады было отдано абхазам. Как это произошло? Андзор Кабард: Нет никакой конкретной информации, никакого инсайда. Просто приблизительно в это же время в Нальчике проходил Всемирный черкесский форум, который должен был быть конгрессом, но который, по всей видимости, испугались назвать конгрессом и назвали форумом – в преддверии Олимпиады не все хотят рисковать, давая черкесам площадки. Естественно, пошли слухи, и я не уверен, что они не имеют под собой никакой почвы, что таким образом блокировали еще одну площадку в Европарламенте. Дэмис Поландов: То есть российские власти каким-то образом смогли надавить на черкесских активистов в Европе? Андзор Кабард: Я думаю, что не всегда нужно на людей давить, бывают и какие-то другие методы убеждения, более нежные, можно сказать. Дэмис Поландов: Андзор, что будет в ближайшие полгода? Как будет развиваться черкесское движение, будет ли оно каким-то образом радикализироваться? И как себя будут вести российские власти в отношении "черкесского вопроса"? Андзор Кабард: Я всегда не очень понимал термин "радикализация" в отношении черкесского движения, потому что "символ веры" черкесского движения, если можно так выразиться, не меняется уже давно, и ничего радикального в нем нет. Это репатриация, сохранение идентичности, языка, достоинства народа, т.е. чтобы постоянно, ежедневно не пытались каким-то образом оскорблять память наших предков, что происходит систематически, сколько я себя помню. Если говорить о ближайших перспективах, то, я думаю, что осенью пойдет "информационный вал". Я не знаю, как и кем он будет спланирован, – понятно, что это и Москва, и Тбилиси, и еще какие-то заинтересованные в этом вопросе стороны, наверное, будут в этом участвовать. Наверняка Москва продолжит "лепить чернуху" на "черкесский вопрос" так, как она умеет. Черкесы будут огрызаться так, как они умеют. И никакого позитива и конструктива в ближайшие полгода в России лично я не жду. Если говорить о глобальном черкесском движении, то мы в последний год наблюдаем, как его центр мигрирует в Турцию в связи с изменением турецкой политики при Эрдогане. [Последнее] 21 мая несколько ведущих турецких партий, включая курдскую и самого премьер-министра Турции, обратились к черкесам. Если будет отменена 42-я статья Конституции Турецкой Республики, что лоббируется курдскими организациями, я думаю, роль черкесов в ближайшее время радикально изменится. Естественно, это дыхание дойдет и до Кавказа в России. Дэмис Поландов: Ты имеешь в виду, что роль черкесов в Турции кардинально изменится? В какой перспективе это может произойти? Андзор Кабард: Это связано с внутренней трансформацией Турции, которую мы наблюдаем почти 10 лет, и в последний год стало совершенно очевидно, куда движется Турция, и если она сможет выдержать взятый курс, которым очень многие недовольны, в том числе военные элиты Турции, в таком случае мы будем наблюдать, что в Турции третья нация по численности населения после турок и курдов – это черкесы. Быть третьим в таком случае не всегда плохо. Бургундия в эпоху столетних войн между Капетингами и Плантагенетами очень неплохо себя чувствовала. Дэмис Поландов: Андзор, что ты думаешь по поводу политики России после Олимпиады-2014? Часто звучат прогнозы, что Россия откладывает жесткое решение кавказской проблемы на период после Олимпиады. Андзор Кабард: Есть много сигналов, что Россия готовится к какому-то жесткому силовому сценарию на Кавказе: перестали брать в вооруженные силы призывников с Кавказа якобы под предлогом того, чтобы не готовить вероятного противника, много сигналов в информационном поле. Мы видим, как государственными средствами пропаганды уже давно сформирован образ врага в лице кавказца. Результат нам тоже виден: на сегодняшний день слово "кавказец" и "враг" для 5/6 или 9/10 россиян – это почти синонимы. Поэтому какого-то конструктивного решения вопроса в рамках той парадигмы, которая сейчас существует в России, на Кавказе не может быть. Так же, как и не может быть и по всей остальной России. У России нет никакого привлекательного проекта, который понравился бы и русским, и татарам, и черкесам, и чувашам, и кому угодно. [Ну нет такого проекта!] Проект: "мы качаем из этой трубы, а вы не мешайтесь, и мы вам будем что-то при этом давать", – в этом не может быть никакой идеологической базы существования государства. Дэмис Поландов: Спасибо, Андзор. У нас получилась не очень веселая картина, но, видимо, такова жизнь… Андзор Кабард: Я бы не сказал, что она совсем невеселая. Человек предполагает, а Бог располагает. Ожидания черкесов, особенно российских черкесов, были одни, а сирийская тема – тема репатриации сирийских черкесов в 2012 году – их закрыла. Стало понятно, что Россия даже в ситуации "жизни и смерти" для нашего народа никогда не пойдет нам навстречу. Во всяком случае, в границах прогноза это стало очевидно. Да, конечно, таким образом закрывается целый 25-летний этап в развитии черкесского движения. Но если говорить о том, что мы наблюдаем в Турции, лично я настроен очень оптимистически. В ближайшие пять лет, к концу десятилетия, мы увидим совершенно другой народ, намного более структурированный, системный, консолидированный, чем то рыхлое образование, которое мы видели до этого. [К сожалению, Россия не будет тем государством, которое приложило к этому руку, потому что она предпочла видеть проблему в черкесах вместо ресурса.]*

Подробно: http://aheku.org/page-id-3607.html

Андзор Кабард: "Россия никогда не пойдет нам навстречу"Что такое "черкесский вопрос" сегодня? Это, прежде всего, вопрос воссоединения народа, большинство представителей которого было изгнано в конце Кавказской войны в Османскую империю, со своей родиной. Признание Грузией геноцида черкесов и приближающаяся сочинская Олимпиада актуализировали черкесскую проблему и заставили обратить на нее внимание в Москве. Что из этого вышло – об этом в рубрике "Гость недели" говорит черкесский национальный активист Андзор Кабард.

Дэмис Поландов: Андзор, мы знакомы много лет, и, думаю, нет смысла притворяться, что мы на "вы".

Андзор Кабард: Да, конечно.

Дэмис Поландов: Ты – известный черкесский активист. Сегодня я хотел бы с тобой поговорить о состоянии черкесского движения. Совсем уже близко Олимпиада 2014 года. Несколько лет назад мы уже обсуждали состояние черкесского движения, что собой представляет "черкесский вопрос". Чем он стал сегодня? Насколько национальные активисты сумели поставить этот вопрос в самой России и за рубежом?

Андзор Кабард: "Черкесский вопрос" – это, прежде всего, вопрос воссоединения изгнанного народа с его родиной. Этот вопрос стоит уже шесть поколений, приблизительно 150 лет, с момента, когда фактически всех черкесов изгнали в конце Кавказской войны с родины в Османскую империю – осталось там совсем немного. Те, кто остались, являются на сегодняшний день российскими подданными, а те, кого изгнали, являются подданными государств в основном постосманского мира.

Дэмис Поландов: Давай приблизимся к современности. Известный эпизод – грузинское признание геноцида черкесов. Черкесские активисты преподносили это признание как победу. Сегодня уже прошло некоторое время после признания, в Грузии даже сменились власти. Что это признание, кроме какого-то ощущения исторической справедливости, принесло черкесам?

Андзор Кабард: [Хороший вопрос.] Дело в том, что я относился, наверное, к тому меньшинству, которое никогда особо не выступало за популяризацию вне черкесской среды темы геноцида. Да и в черкесской среде тоже, потому что формирование идентичности вокруг негативных символов, тем более таких страшных, [геноцид ведь действительно был,] а не является чьей-то выдумкой, – это не очень хорошо в перспективе для народа в целом. Естественно, только признание геноцида Россией может дать что-либо черкесам. В свое время, более 20 лет назад, министр юстиции Российской Федерации Юрий Калмыков, который в одно время возглавлял Международную черкесскую ассоциацию, исходил из того, что в 1991 году Российская Федерация признала геноцид депортированных Сталиным народов, и, исходя из этого, они получили совершенно практические преференции. Но если говорить о черкесах, то тогда этот вопрос решить не удалось, и с 1994 года, т.е. с начала войны в Чечне, в России была запущена пропагандистская машина, которая "прокачала" за 20 лет кавказофобию в стране, и говорить о том, что сегодня черкесам, как кавказскому народу, предоставят какие-либо преференции, – это, наверное, из области иллюзий. Что касается признания других государств… Да, чтобы озвучить эту тему, это многое дало. Признание Грузией геноцида черкесов обратило внимание на эту проблему в Москве. 20 лет обращений фактически ушли в корзину, а тут все-таки обратили внимание. Наверное, это единственное реальное достижение. [Но внимание это не всегда хорошо.]

Дэмис Поландов: Андзор, я как раз хотел спросить об этом внимании. Черкесские активисты надеялись, что, подняв "черкесский вопрос" на новый уровень, они смогут каким-то образом вынудить Россию пойти на уступки, прежде всего, в вопросе репатриации. Об этом говорили некоторые черкесские активисты, даже пророссийские, что грузинское признание в целом полезно для черкесов, что Россия изменит свою политику в лучшую сторону. Изменила?

Андзор Кабард: Нет, конечно, не изменила. Да и вряд ли изменит, потому что "черкесский вопрос" – это вопрос нравственный, прежде всего. В России вопросы такого формата вообще не стоят. Черкесы, в принципе, стали рассматриваться из Москвы как что-то достойное внимания только тогда, когда стали представлять из себя проблему, - до этого момента не рассматривались вообще. [Но когда стали рассматривать как что-то похожее на проблему, то с черкесами стали вести себя как с проблемой.] Собрали соответствующие конференции, круглые столы, заказали огромное количество пропагандистских статеек различного уровня, которыми сейчас заполнена пресса и интернет, сняли соответствующие телевизионные передачи, – в общем, запустили российскую пропагандистскую машину в полный рост, чтобы сказать, что "черкесский вопрос", который существовал и только недавно был выхвачен прожектором Олимпиады [из тьмы], это что-то такое, что придумано против России. Я не могу понять, каким образом воссоединение народа [с его родиной] является чем-то, направленным против России, но если [тут] это так выглядит, что тут скажешь…

Дэмис Поландов: Андзор, когда Грузия признала геноцид, в частности, говорили о ее мотивации. Говорили много о том, что таким образом грузинские власти пытаются вбить клин между абхазами и черкесами, чтобы черкесы перешли на сторону Грузии. Сегодня, когда мы видим, столько проблем в адыго-абхазских взаимоотношениях, можно сказать, что грузинская стратегия сработала?

Андзор Кабард: Я бы на самом деле не переоценивал грузинский фактор в тех противоречиях, которые на сегодняшний день обсуждаются в абазо-адыгском мире между черкесами и абхазами. Эти противоречия в основном являются следствием политики абхазского государства, а не политики грузинского государства. В данном случае, в принципе, абхазское правительство не сформировало никакой практической черкесской политики за 20 лет, которые прошли с момента войны, и за те 5 лет, которые прошли с момента признания (Россией). Ну а если сформировало, то она явно не выглядит как что-то прочеркесское, или связанное с тем, на что можно было бы рассчитывать черкесам. Это некоторым образом, конечно же, расстраивает некоторых черкесов, или расстраивало, потому что сегодня каких-то особых надежд с Абхазией в черкесском движении никто не связывает, насколько я знаю.

Дэмис Поландов: А последний эпизод, когда Черкесские дни в Европарламенте были переданы абхазской стороне? Не совсем понятно, как вообще получилось, что такое крупное мероприятие, которое семь лет собирало черкесов со всего мира, в преддверии Олимпиады было отдано абхазам. Как это произошло?

Андзор Кабард: Нет никакой конкретной информации, никакого инсайда. Просто приблизительно в это же время в Нальчике проходил Всемирный черкесский форум, который должен был быть конгрессом, но который, по всей видимости, испугались назвать конгрессом и назвали форумом – в преддверии Олимпиады не все хотят рисковать, давая черкесам площадки. Естественно, пошли слухи, и я не уверен, что они не имеют под собой никакой почвы, что таким образом блокировали еще одну площадку в Европарламенте.

Дэмис Поландов: То есть российские власти каким-то образом смогли надавить на черкесских активистов в Европе?

Андзор Кабард: Я думаю, что не всегда нужно на людей давить, бывают и какие-то другие методы убеждения, более нежные, можно сказать.

Дэмис Поландов: Андзор, что будет в ближайшие полгода? Как будет развиваться черкесское движение, будет ли оно каким-то образом радикализироваться? И как себя будут вести российские власти в отношении "черкесского вопроса"?

Андзор Кабард: Я всегда не очень понимал термин "радикализация" в отношении черкесского движения, потому что "символ веры" черкесского движения, если можно так выразиться, не меняется уже давно, и ничего радикального в нем нет. Это репатриация, сохранение идентичности, языка, достоинства народа, т.е. чтобы постоянно, ежедневно не пытались каким-то образом оскорблять память наших предков, что происходит систематически, сколько я себя помню. Если говорить о ближайших перспективах, то, я думаю, что осенью пойдет "информационный вал". Я не знаю, как и кем он будет спланирован, – понятно, что это и Москва, и Тбилиси, и еще какие-то заинтересованные в этом вопросе стороны, наверное, будут в этом участвовать. Наверняка Москва продолжит "лепить чернуху" на "черкесский вопрос" так, как она умеет. Черкесы будут огрызаться так, как они умеют. И никакого позитива и конструктива в ближайшие полгода в России лично я не жду. Если говорить о глобальном черкесском движении, то мы в последний год наблюдаем, как его центр мигрирует в Турцию в связи с изменением турецкой политики при Эрдогане. [Последнее] 21 мая несколько ведущих турецких партий, включая курдскую и самого премьер-министра Турции, обратились к черкесам. Если будет отменена 42-я статья Конституции Турецкой Республики, что лоббируется курдскими организациями, я думаю, роль черкесов в ближайшее время радикально изменится. Естественно, это дыхание дойдет и до Кавказа в России.

Дэмис Поландов: Ты имеешь в виду, что роль черкесов в Турции кардинально изменится? В какой перспективе это может произойти?

Андзор Кабард: Это связано с внутренней трансформацией Турции, которую мы наблюдаем почти 10 лет, и в последний год стало совершенно очевидно, куда движется Турция, и если она сможет выдержать взятый курс, которым очень многие недовольны, в том числе военные элиты Турции, в таком случае мы будем наблюдать, что в Турции третья нация по численности населения после турок и курдов – это черкесы. Быть третьим в таком случае не всегда плохо. Бургундия в эпоху столетних войн между Капетингами и Плантагенетами очень неплохо себя чувствовала.

Дэмис Поландов: Андзор, что ты думаешь по поводу политики России после Олимпиады-2014? Часто звучат прогнозы, что Россия откладывает жесткое решение кавказской проблемы на период после Олимпиады.

Андзор Кабард: Есть много сигналов, что Россия готовится к какому-то жесткому силовому сценарию на Кавказе: перестали брать в вооруженные силы призывников с Кавказа якобы под предлогом того, чтобы не готовить вероятного противника, много сигналов в информационном поле. Мы видим, как государственными средствами пропаганды уже давно сформирован образ врага в лице кавказца. Результат нам тоже виден: на сегодняшний день слово "кавказец" и "враг" для 5/6 или 9/10 россиян – это почти синонимы. Поэтому какого-то конструктивного решения вопроса в рамках той парадигмы, которая сейчас существует в России, на Кавказе не может быть. Так же, как и не может быть и по всей остальной России. У России нет никакого привлекательного проекта, который понравился бы и русским, и татарам, и черкесам, и чувашам, и кому угодно. [Ну нет такого проекта!] Проект: "мы качаем из этой трубы, а вы не мешайтесь, и мы вам будем что-то при этом давать", – в этом не может быть никакой идеологической базы существования государства.

Дэмис Поландов: Спасибо, Андзор. У нас получилась не очень веселая картина, но, видимо, такова жизнь…

Андзор Кабард: Я бы не сказал, что она совсем невеселая. Человек предполагает, а Бог располагает. Ожидания черкесов, особенно российских черкесов, были одни, а сирийская тема – тема репатриации сирийских черкесов в 2012 году – их закрыла. Стало понятно, что Россия даже в ситуации "жизни и смерти" для нашего народа никогда не пойдет нам навстречу. Во всяком случае, в границах прогноза это стало очевидно. Да, конечно, таким образом закрывается целый 25-летний этап в развитии черкесского движения. Но если говорить о том, что мы наблюдаем в Турции, лично я настроен очень оптимистически. В ближайшие пять лет, к концу десятилетия, мы увидим совершенно другой народ, намного более структурированный, системный, консолидированный, чем то рыхлое образование, которое мы видели до этого. [К сожалению, Россия не будет тем государством, которое приложило к этому руку, потому что она предпочла видеть проблему в черкесах вместо ресурса.]*

© Эхо Кавказа

*В квадратных скобках добавлены фрагменты отсутствующие в оригинальной публикации, но присутствующие в аудиофайле Эхо Кавказа. В тексте также присутствуют несколько незначительных правок, учитывающих приоритет аудиозаписи перед ее текстовой расшифровкой.

Смотрите также:

 

Комментарии 

 
+12 # Adamey 20.07.2013 18:15
Дэмис, Андзор Тхьэм фигъэпсэу! Упщ1эхэри жэуапхэри хуабжьу щыпкъэщ!
 
 
+11 # Anro 20.07.2013 20:29
ОЧЕНЬ ХОРОШЕЕ ИНТЕРВЬЮ!!! ;-)
 
 
+11 # Умахож 21.07.2013 07:46
Андзор Кабард
Цитата:
В ближайшие пять лет, к концу десятилетия, мы увидим совершенно другой народ, намного более структурированн ый, системный, консолидированн ый, чем то рыхлое образование, которое мы видели до этого.

Что бы это состоялось нужно решить много насущных вопросов,основн ой из них,это создания единого Черкесского информационного поля,что невозможно без единой письменности,а с этим у нас как в басне: "А воз и ныне там".
 
 
+12 # Жыраслъэн 21.07.2013 09:38
Да, очень откровенное интервью. Уэ дэ ди Тхьэ!!!! Урысхэр зэгуэрэм дэ ди п1эм ивауэ ди Адыгэхэм, илъэс дэк1ми, илъэсищэ дэк1ами Тхьэм яригъэлъагъу. Гуэныхьыу абы къыдащ1ар, къыдащ1эри, т1ум щыгъуи къахуэгъункъым! !!
 
 
-3 # 0009 21.07.2013 15:15
Там кто не верит в свои силы лучше свои мысли держать при себе. Надоело нытье.
 
 
+7 # Макс Шмелинг 23.07.2013 03:58
Это не нытье а крик души! Поосторожнее с оценками. Все слова правдивы и честны а вот некоторые ничего не пишут и не говорят потому что трусы.
 
 
+9 # Умахож 23.07.2013 08:25
Макс Шмелинг
Это он в мой адрес.
0009
Что бы добиться желаемой цели,нужно как минимум определить задачи которые надо решать.
Бравада не подкрепленная конкретными делами результатов не дает.
 
 
+9 # Тур 23.07.2013 08:52
Высказывания Анзора мне понравились своей откровенностью и точностью оценок состояния российско-черкесских отношений. 8)
Но я бы не стал уж так категорично утверждать на его месте о том, что Россия никогда нам не пойдет навстречу. Более 20 лет назад многие утверждали о том, что "СССР никогда не развалится", но произошло то, что произошло. После этого в течении нескольких лет черкесы могли бы через слабое российское руководство во главе с Ельциным протолкнуть решение черкесского вопроса пусть не в виде признания Геноцида, но хотя бы отдельного реабилитирующег о закона как к примеру Закона репрессированны х народов от 1991 года. Но в силу разных причин мы упустили этот момент. :oops:

Да, то что нынешняя авторитарная власть в кремле не пойдет на уступки... думаю ясно уже подавляющему большинству нашего народа. Но в России все так непредсказуемо, завтра могут прийти к власти в стране демократическог о силы (хотя не исключен вариант прихода к власти махровых реакционеров) и тогда необходимо через них решить этот вопрос. Недопустимо конечно жить иллюзиями (и в этом Анзор безусловно прав), но нельзя и окончательно терять надежду... ;-)
 
 
+6 # g.on2202 23.07.2013 18:09
Цитирую Тур:
Высказывания Анзора мне понравились своей откровенностью и точностью оценок состояния российско-черкесских отношений. 8)
Но я бы не стал уж так категорично утверждать на его месте о том, что Россия никогда нам не пойдет навстречу. Более 20 лет назад многие утверждали о том, что "СССР никогда не развалится", но произошло то, что произошло. После этого в течении нескольких лет черкесы могли бы через слабое российское руководство во главе с Ельциным протолкнуть решение черкесского вопроса пусть не в виде признания Геноцида, но хотя бы отдельного реабилитирующег о закона как к примеру Закона репрессированны х народов от 1991 года. Но в силу разных причин мы упустили этот момент. :oops:

Да, то что нынешняя авторитарная власть в кремле не пойдет на уступки... думаю ясно уже подавляющему большинству нашего народа. Но в России все так непредсказуемо, завтра могут прийти к власти в стране демократическог о силы (хотя не исключен вариант прихода к власти махровых реакционеров) и тогда необходимо через них решить этот вопрос. Недопустимо конечно жить иллюзиями (и в этом Анзор безусловно прав), но нельзя и окончательно терять надежду... ;-)


В 90-е после распада СССР независимость взяли те, кто смог. У армян не было своего государства 500 лет, у грузин 200, у молдаван 300 лет, а финны только в начале 20 века создали собственное государство и т.д. Эти народы смогли воспользоваться шансом и создали свои государства. И никто из них назад в метрополию не стремиться, как известно.

Распад СССР показал, что черкесы не готовы взять независимость, не готовы решить вопросы репатриации и реабилитации, даже если история предоставляет шанс. Так сегодня.

Черкесское движение должно ставить в общественно-политической сфере такие цели, которые изменят это положение.
 
 
+10 # Макс Шмелинг 24.07.2013 04:24
Тур! Армян финов и грузин руские не подвергали такому геноциду как черкесов и поэтому в этих этносах осталось огромное количество свободолюбивых и смелых людей а для черкесов руские культивировали образ раба трудолюбивого алкоголика колхозника которого интересовали не нартские легенды свобода духа и черкеский язык а рюмка водки и каторжная работа на колхозно совхозных плантациях Совдепии. Любые попытки неподчинения руским карались жесточайшим образом. Пример события 13июля 1968 года в Нальчике, когда был убит взяточник руский милиционер обиравший местное население. В сми не было ни одного сообщения. Мальбахов по приказу руских арестовал 300 человек и все кабардинцы и растрелял 20человек. Анзор Кабард прав Россия никогда не будет идти навстречу черкесам в вопросе геноцида и репатриации и здесь есть один момент. Раз руские мешают черкесам возвращаться на родину и признавать геноцид надо выходить на международный уровень и просить ведущие страны мира о помощи те же США Турцию Израиль Германию Швейцарию Швецию Норвегию Францию Испанию чтобы вопрос черкесов перешел из плоскости регионального уровня на международный. Никто не запрещает черкесским богачам спонсировать эмиграцию из Сирии в приграничные раионы с Черкессией Грузию Азрербайджан Абхазию и т.д. Неужели Канокову.А.Б трудно купить за 20млн.доларов землю в Абхазии или Азербайджане и поселить там сирийских черкесов раз руские мешают и не дают черкесам возвращаться в Черкессию. Ильхам Алиев и Анкваб независимые лидеры и при уважительном отношении к ним и к их культуре они не откажут в помощи черкесам. Да даже за один ужин в Баку можно решить многие вопросы с пользой для наших братьев и сестер из Сирии. Но такие как Сохроков Хафица Мукожев никогда не решат и не смогут решить для черкесов ничего т.к.они лжецы и лицемеры! Макс Шмелинг.
 
 
+15 # g.on2202 24.07.2013 12:17
Макс Шмелинг!

Полностью согласен, что Россия не пойдет на создание единого субъекта в составе федерации, также она не пойдет на коренные решения в вопросе репатриации.

Развитие черкесского движения необходимо рассматривать с позиции, что пока Россия сильна, сдвигов в ее кавказской политике не произойдет.

Также не надо демонизировать Россию, это вызовет эмоции, которые будут только мешать принимать взвешенные решения, придаст черкесскому движению конфликтный образ, как с точки зрения России, так и некоторых народов С.Кавказа. Что сегодня уже можно наблюдать.

Сохроков, Хафица и Мукожев, про них надо забыть. Как и про любых других, которые возглавляют черкесские организации внутри России. Т.к. всегда и легко можно найти точки давления на них. Что будет сулить профанацией и заигрыванием черкесскими проблемами.

Черкесское движение активно трансформируетс я из национально-культурного проекта в проект общественно-политический. Этот процесс объективен и необратим, вопрос только в том, когда именно он встанет на ноги, и кто его будет возглавлять, и какие принципы организации будут положены в его основу.

Поэтому дни МЧА сочтены, только неизвестна дата ее "похорон".

Вопросы создания единой государственнос ти на Кавказе и проблема репатриации это стратегические цели. Сегодня на первый план должны выйти вопросы общественно-политической и социально-экономической самоорганизации , создание транснациональн ых негосударственн ых общечеркесских институтов.

Решение этих задач позволит использовать исторический шанс, который даст нам история.
 
 
-12 # Ахмед Черкесский 29.07.2013 12:06
Братья, а если вот мы получим независимость, чем будет заниматься наше государство-какие богатства у нас есть? на что мы будем жить, за счет туризма, или сроем свои горы в поисках ископаемых??? Какую продукцию наша республика может предложить миру? Или нам придется тогда попасть под гнет другой империи? Россия нас гнала, а османы принимали и продавали в рабство, только не надо отрицать что СССР и новая Россия много делали и делают. Посмотрите какой процент вливаний из федерального бюджета в республиканский , мы что сами себя полностью обеспечиваем? Если не Россия, то наше появившееся независимое государство не долго будет независимым, найдутся те кто захочет нас прибрать у рукам и первой будет Турция, не самое дружелюбное для нас, черкесов государство.
 
 
+8 # 00001 29.07.2013 13:52
Ахмед Черкесский партия попросила провести зондаж настроений??? Привет начальству передай. Тупо работаете.
 
 
+12 # g.on2202 29.07.2013 15:57
Цитирую Ахмед Черкесский:
Братья, а если вот мы получим независимость, чем будет заниматься наше государство-какие богатства у нас есть? на что мы будем жить, за счет туризма, или сроем свои горы в поисках ископаемых??? Какую продукцию наша республика может предложить миру? Или нам придется тогда попасть под гнет другой империи? Россия нас гнала, а османы принимали и продавали в рабство, только не надо отрицать что СССР и новая Россия много делали и делают. Посмотрите какой процент вливаний из федерального бюджета в республиканский , мы что сами себя полностью обеспечиваем? Если не Россия, то наше появившееся независимое государство не долго будет независимым, найдутся те кто захочет нас прибрать у рукам и первой будет Турция, не самое дружелюбное для нас, черкесов государство.


Государства (народы) живут только за счет своего труда, «головы и руки» главный ресурс. Такие государства, как Швеция, Финляндия, Голландия, Израиль, Швейцария, Люксембург, Монако, Латвия, Эстония и многие другие, прекрасный пример тому.

По вопросу геополитики. Россия не вечна, ее существование или границы в связи с внутренними или внешними обстоятельствам и могут меняться, как в большую, так и меньшую сторону – это объективный процесс.

В начале 18 в. Московское царство стало Российской империей. С тех пор на территории империи созданы следующие государства: Украина, Польша, Финляндия, Молдова, Латвия, Эстония, Литва, Грузия, Армения, Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан. Кто из этих государств попросился обратно??? Также есть примеры Британской империи, Османской империи и Австро-Венгерской империи, вопрос кто просится назад???

Что делать если прекратятся вливания из федерального бюджета? Ну, во-первых, с вливаниями из федерального бюджета, также прекратиться сбор налогов в федеральный бюджет, также прекратиться перекачивание прибылей коммерческих организаций в Центр (например, электричество, телефонные и сотовые сети, газ ит.д.). К сожалению, цифры реального баланса прихода/ увода финансовых средств из региона мне неизвестны, но с удовольствием бы посмотрел на них.

Но самое главное по данному вопросу в следующем. Создание черкесского государства, возможно только в условиях сильного кризиса российской государственнос ти. Думаете, в ситуации, когда российская государственнос ть будет испытывать сильнейший кризис, на С. Кавказ будут течь реки федеральных средств на решение социальных проблем? Кроме того, вполне вероятна ситуация при которой выход из состава России будет сулить улучшением социально-экономической ситуации, нежели решение оставаться внутри нее. Примеры этому Польша и Финляндия (у которых из ресурсов кроме соответственно каменного угля и леса нет) в начале 20 века и пример Латвии с Эстонией в конце 20 века (их природные богатства соответственно это шпроты и опилки из Финляндии).

Следующий момент, озвученный Вами это угроза перехода черкесов из состояния «подданных» в состояние «зависимых». Другим словами, Вы говорите, что Черкесия станет государством-сателлитом. И «пугаете» этим обстоятельством . Да это так, отрицать глупо. Вот только не большой список этих несчастных государств-сателлитов: Норвегия, Швеция, Тайвань, Сингапур, Хорватия, Португалия, Дания, Голландия, Исландия, Бельгия, ну и конечно Израиль. Страшно аж не могу.

По вопросу Турции. Кто ей даст прибрать нас к рукам. Точней кто ей отдаст контроль за геостратегическ им путем транзита углеводородов на Запад? США, британцы или например Иран с Китаем (последние точно реанимируют вопрос создания самостоятельног о государства курдов если турки пойдут на Кавказ)? Единственное, что следует ожидать от Турции это поддержка националистичес ких пантюркистских проектов на Кавказе и в Крыму, это для того, что бы обеспечить свое присутствие в регионе на фоне влияния мировых держав. Поэтому нам надо иметь в виду, что в этой связи могут возникнуть конфликты с соседями тюрками (прежде всего с карачаевцами и балкарцами, которые будут крайне заинтересованы в поддержке Турции в свете земельного вопроса).

Последнее, я не говорю, что черкесам надо воевать с Россией или противостоять ей, не говорю того, что черкесы должны создать политическое движение по сопротивлению России и т.п. «партизанские» организации.

Я говорю о том, что черкесы ради сохранения и развития нации должны быть готовы к любому повороту событий, в том числе к решению вопроса создания собственной государственнос ти. Для этого, сегодня необходимо решать задачи по самоорганизации и консолидации. Что должно быть положено в основу черкесского движения.

И, главное, черкесы, в конце концов, должны избавиться от таких понятиях как «интересы российских черкесов» и «интересы зарубежных черкесов». Это должно стать первым шагом.
 
 
+11 # Тур 30.07.2013 08:57
"Я говорю о том, что черкесы ради сохранения и развития нации должны быть готовы к любому повороту событий, в том числе к решению вопроса создания собственной государственнос ти. Для этого, сегодня необходимо решать задачи по самоорганизации и консолидации. Что должно быть положено в основу черкесского движения.

И, главное, черкесы, в конце концов, должны избавиться от таких понятиях как «интересы российских черкесов» и «интересы зарубежных черкесов». Это должно стать первым шагом".


ВЕЛИКОЛЕПНО СКАЗАНО!!! МОЛОДЕЦ!!! :-) ;-)
 
 
+8 # Tadamaj 30.07.2013 22:20
Нужна и консолидация и структуризация. Нужна. Но под какие цели? Если цели общие (как сегодня), то и структуризация и консолидация тоже будут общими, аморфными. То есть будет тоже самое, что и сегодня и так будет до тех пор, пока не будут поставлены конкретные задачи (и уже под которые будут формироваться конкретные структуры и консолидированн ость для решения этих задач, но не наоборот). Поэтому, на наш взгляд, "Умахож" прав.

А что до того, что Россия никогда не пойдет черкесам навстречу, то вопрос в том - какая Россия? (Ну и какие черкесы, если угодно).
 
 
-1 # Фактор Х 05.09.2013 23:18
Никогда не говори "никогда"!
 

Для добавления своего комментария Вам надо зарегистрироваться и авторизоваться.

« Пред.   След. »