Черкесcкий вопрос как зеркало "суверенной" демократии
21.05.2011 г.

Памяти моего шапсугского рода Чухо, исчезнувшего в потоках мухаджирства, посвящаю.

Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами.
А. Чаадаев

В 2014 году исполнится 150 лет окончания Кавказской войны 19 века, самой мощной страницы в российско-кавказской эпопее. Круглая дата совпала с годом проведения Олимпиады-2014 в Сочи. Это значимое событие абхазский политик, поэт и публицист Геннадий Аламия назвал историческим моментом, когда "Россия может возвысить Кавказ и сама возвыситься Кавказом". Но чем ближе к Олимпиаде-2014 в Сочи, тем усиленней тиражируется миф  "черкесы против Олимпиады". Откуда родился этот миф, как он сформировался и чем подпитывается?  

Что за страну мы все-таки строим? Вроде бы федерацию, хотя замашки имперские, риторика державная. Но национально-этническое в этой самой федерации место должного никак не обретет. Отсюда то губернии, то округа и прочее разные слияния… Суверинитета каждый уже проглотил, сколько мог. Сегодня хотелось бы равенства - социального, экономического, а главное - гражданского.

Российский император Николай II в анкете Всероссийской переписи 1897 года на вопрос о роде занятий  ответил: "Хозяин земли русской". Через два столетия В.В. Путин  в качестве Президента России написал в той же графе "нанятый менеджер", что означает равноправность  предоставления услуг  всем народам в  корпорации "Россия". Но в этой корпорации помимо "старшего менеджера"  - несметное количество разных младших менеджеров и клерков, камнем лежащих на пути предоставления этих услуг. Сам В. Путин об этом хорошо знает, о чем публично заявил:  "Некомпетентность управленческих кадров и низкая эффективность политической власти в стране в целом  есть общая проблема современной России.  Нынешний Президент России  Д.Медведев в своем Послании заметил: "Чиновники служат народу, а не вершат его судьбы. Деятельность должностных лиц не должна дискредитировать государство". Не должна, Дмитрий Анатольевич, но дискредитирует, и "черкесский вопрос", так стремительно политизирующийся в контексте грядущей Олимпиады-2014 в Сочи, - ярчайшая иллюстрация отсутствия объединяющего начала для всех народов федерации, идеологии гражданской консолидации. А столь популярные нынче великодержавные конструкции объединить народы явно не в состоянии. Это во-первых. Во-вторых, в "черкесском вопросе" обнажилась то ли невнятность национальной политики Центра, то ли ее отсутствие, то ли главная, но скрытая пока для публичности суть.  Судя по всему, историческая многоликость России становится непосильным бременем для модернизирующейся страны. Власть не знает, что делать с этой этномозаикой, доставшейся в наследство от российской империи, особенно с темпераментным Северным Кавказом, никак не поддающимся всевозможным стратегиям.  Видимо, поэтому его решили чуть-чуть подкоротить и отсекли Адыгею.  Теперь это земля кубанская, и очень скоро эти двадцать восемь процентов адыгейцев республики сольются с какой-нибудь Кубано-Черноморской губернией. Поэтому адыгов лучше не выпячивать. Были и сплыли. Но остался Сочи- "исконная казачья земля"?!

"Игры, которые мы заслужили"…

И почему Красная Поляна стала тем камнем преткновения, о который споткнулась подготовка к Олимпиаде-2014? После получения Россией права на её проведение в Сочи, несомненно, следовало бы просчитать все возможные риски нагнетания национального вопроса вообще в этом регионе и возбуждения "черкесского вопроса", в частности, так как именно на этих землях свершилось массовое  выселение адыгов в Турцию и переселение части их в прикубанские плавни, в результате чего шапсуги оказались разделенным этносом. Сегодня их десять тысяч на исконной территории в районе "Лазаревское-Сочи" и четыре прикубанских аула под Краснодаром, а убыхи и вовсе исчезли с лица земли. Но случилось как раз обратное: было сделано все, чтобы черкесский вопрос раздуть. И одним из первых таких "возбудителей" стало заявление В. В.Путина о том, что зимние Олимпийские игры 2014 года будут  проходить в Сочи, "на земле древних эллинов и части древней Колхиды". С удивлением услышали эту этнографическую новость не только на Кавказе. Жаль, что у руководителя страны такие референты.  Зарубежные черкесы отреагировали на него, выйдя в Ванкувере, где проходили  зимние Олимпийские игры, к российскому посольству с адыгским флагом и плакатами, призывающими к бойкоту игр  в Сочи. Дальше, как снежный ком, покатился уже адыгский  протест внутри России, и от общественных организаций прозвучало требование признания геноцида адыгов как следствия Кавказской войны. Одной из побудительных причин этих требований было то, что структуры, ответственные за информационную и идеологическую поддержку Олимпиады, проведение которой в любой из стран предполагает обязательным  тесное партнерство Оргкомитета с коренными народами в принятии всех решений, начисто исключили адыгов  как автохтонов края. Вопреки истории,  коренным населением Черноморского побережья признаны казаки,  чья культура назначена быть визитной карточкой Сочи.  Аборигенам – адыгам отводится роль подтанцовки. Не было их в Ванкувере на передаче эстафеты  Белой Олимпиады России.  В Олимпийскую программу развития Сочи не вошел  Лазаревский район Сочи – место проживания шапсугов, хотя путь на Красную Поляну  гостей Олимпиады  проходит через него. Да, безусловно, Красная Поляна для адыгов (черкесов), абхазов, абазин и шире -  для всех северокавказских этносов – территория историческая.  Окончание почти столетней Кавказской войны было зафиксировано именно здесь в 1864 году 21 мая парадом царских войск.  С тех пор эта дата для каждого адыга  - траурный день, день скорби по исчезнувшим фамилиям, родам и целым племенам –субэтносам, как это случилось с убыхами,  скорби по потерянной навсегда земле отцов, которую никогда уже не вернуть. Все это – историческая данность, не считаться с которой политически близоруко и по-человечески безнравственно.Пепел сожженных аулов, стоны прощания с родиной вынужденных мухаджиров (переселенцев) и многие другие драматические сюжеты зафиксированы национальной памятью, и с этим живет уже не одно поколение адыгов.  К несчастью, нет народа  в нашем Отечестве, кому не было бы что оплакать в собственной национальной истории. И русский народ в этом мартирологе самый пострадавший. Но сегодня наступил час адыгов озвучить свою боль и не в жанре  исторической сатисфакции. Конечно же, нет. Тяжба с историей – занятие бесплодное, иссушающее национальный Дух. Олимпиада – это шанс адыгов обрести себя в новом качестве, расширить горизонт национального бытия, а за горизонтом – не только будущее, но и прошлое. Но не получается, и не только наша в том вина. Черкесская трагедия, законсервированная в национальной памяти, вызывает фантомные боли. Они ноют на погоду. Не надо создавать искусственно ненастье. Бывший министр национальной политики А. Михайлов в 1989 году, когда всю страну разрывало на этноквартиры,  заметил: "На Кавказе есть единственный народ, который вправе выразить горькую обиду России за геноцид – это адыги. Но у этого народа хватило мудрости, чтобы не переносить на русское население гнев за преступления царизма". Поверьте, этого благоразумия хватает и сегодня.  Но время требует исторической правды. И эта правда очень жесткая. 

"Историю пишут победители, а переживают побежденные"

В 1859 году война на Северо-Восточном Кавказе завершилась капитуляцией и пленением  имама Чечни и Дагестан Шамиля. Война на Северо-Западном Кавказе продолжалась еще пять лет. Западно-кавказские горцы (черкесы) подверглись массовой депортации в Турцию. Только по официальным данным из более чем миллиона адыгов (предположительно 1, 500 млн) погибло в войне свыше  400 тыс человек, выселено около 500 тысяч, на исторической родине осталось 80 тысяч человек.  Вытеснение адыгов за пределы Кавказа продолжалось вплоть до начала первой мировой войны. В ходе войны было сожжено более 2000 тыс. черкесских аулов. Сочи – сердце убыхской земли, были заняты царскими войсками 25 марта 1864 года. С гордыми и воинственными народами было покончено. К 19 апреля в горах не осталось ни одного убыха, все они ушли в Турцию за исключением  нескольких семей, растворившихся ныне среди закубанских адыгов. 8 апреля Александр 11  телеграфировал кавказскому наместнику: "Искренне радуюсь счастливому обороту дел  с убыхами.  Остается благодарить Бога за достигнутый результат". За лаконичной императорской депешей - трагедия маленького в масштабах империи народа, не по своей воле попавшего в ее жернова.  Эта трагедия очеловечена свидетельством  современника, видевшего,   как уходили убыхи: "В осанке, во взгляде каждого убыха проглядывало сознание полного достоинства: ни капли унижения или боязни…Видно было, что они задеты за самую  слабую струну - самолюбие. Гордые убыхи вынуждены были признать себя бессильными".

Количество закубанских черкесов до начала Кавказской войны, видимо, уже никогда не будет точно установлено. По разным источникам, эти цифры колеблются   от миллиона до трех миллионов. В материалах Специальной комиссии, изданных  наместником на Кавказе Паскевичем, численность адыгов  до войны определялась в 1 млн. 700 000 человек. Казачий историк Щербина называет цифру в три миллиона. "Черкесские аулы выжигались сотнями, посевы их истреблялись или вытаптывались лошадьми, а жители, изъявлявшие покорность, выселялись на плоскость под управление наших приставов, непокорные же отправлялись на берег моря для переселения в Турцию", – подобных свидетельств сотни в официальных документах царской администрации, хранящихся в  фондах Центрального Государственного Военно-исторического Архива. Доступ к ним свободен. Нужно только захотеть их прочесть.  Вот свидетельства официального историка царского двора А.П.Берже: "В 1864 году Северо-Западный Кавказ фактически лишился почти всего коренного населения. Примерно около 120-150 тысяч черкесов были выселены на указанные русским правительством места, а около 1 500 000 человек "добровольно" переселились в Турцию".

Генерал Н.И.Евдокимов, сподвижник А.И.Барятинского при покорении Восточного Кавказа,  настаивал на выселении в Турцию  в том числе и "изъявивших покорность" России: "уменьшение вредного  народонаселения избавит нас от многих хлопот… Что же касается угрозы, будто уйдет все народонаселение, то если бы это свершилось, так оно бы, кроме удовольствия, принесло бы нам еще существенную пользу".  В именном послании царя  Евдокимову по поводу награждения его орденом Георгия второй степени говорилось, что он награжден "за предложенные способы  скорого окончания войны на Западном Кавказе". А они были таковы: "В три года времени умиротворенный и совершенно очищенный от враждебного нам туземного населения Западный Кавказ  уже в большей части своей  занят прочно водворенным русским  населением… доставляя нам обширный  и богатый край…" По статусу ордена Св. Георгия, учрежденного в 1769 г, его получал тот, кто "одержит над неприятелем в значительных силах состоящем полную победу, последствием которой будет совершенное его уничтожение".

Русский офицер Иван Дроздов, в составе Пошехонского военного отряда в феврале 1871 года вытеснявший абадзехов с родных мест к берегу Черного моря, оставил красноречивое свидетельство: "Поразительное зрелище представилось нашим глазам по пути: разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости, падавшие от изнеможения и еще заживо делавшиеся добычею голодных собак…  Такое бедствие и в таких размерах редко постигало человечество, но только ужасом и можно было подействовать на воинственных дикарей и выгнать из неприступных горских трущоб". Таким образом, исконно адыгская земля была очищена от её коренных обитателей. "Русское племя, заняв все ущелья по северной стороне Главного хребта, спокойно возделывало землю, и русская песня заменила звуки неприятельских выстрелов", - констатировал русский историк 19 века Н.Ф. Дубровин. В 20 веке историк кубанского казачества И.Я. Куценко напишет: "Зачем тогда существует историческая наука, если она фактически отказывается учесть весь опыт пережитого. И почему мы должны закрывать глаза на постыдные страницы прошлого? Переделывать историю никто не собирается и не призывает. И русский народ к покаянию за грех царизма не зовут. Это всего лишь жажда исторической справедливости". А от адыгов ему за честность – огромное спасибо.

Действительно, требование признания геноцида адыгов царской Россией никоим образом не относится к самому русскому народу. Речь идет лишь о нравственной оценке свершившейся трагедии. После Кавказской войны у всех российских народов был общий путь: революция, коллективизация, раскулачивание, гражданская война, Великая Отечественная. Потом – распад СССР, сокрушительные реформы, необузданный рынок. Все мы были винтиками общего государства, а теперь получается, "дружба дружбой, а табачок врозь". Хотя на деле все гораздо драматичней. И пока  вся правда о Кавказской войне еще не сказана,  пепел ее в любой момент может воспламениться в национальном сознании горцев, тем более черкесов.

Так был ли геноцид адыгов?  Противники признания акта  геноцида черкесских народов во время Кавказской войны утверждают, что за этим стоит "социальное истребление отдельных групп населения только за  принадлежность к определенным этническим, расовым, религиозным или иным группам". В ходе же Кавказской войны борьба велась лишь против тех, кто не хотел сложить оружие и подчиниться самодержавию". А подчиниться самодержавию не хотел весь народ от малого ребенка до глубокого старца.  Заметим, что к середине 19 века казачьи войска захватили 43% самых плодородных адыгских земель. А по  окончании войны  адыги (черкесы) составили  лишь 10% от бывшего населения. Как это классифицировать – тема серьезного, взвешенного разговора для людей с масштабным  видением поля. И от факта массовой депортации западно-кавказских горцев (черкесов) невозможно просто так отмахнуться.  Конвенция "О предупреждении  преступления геноцида и наказания за него", одобренная Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 года, определяет геноцид как "действия, совершаемые с намерением  уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую, а именно: убийство членов такой группы, причинение им серьезных телесных повреждений или умственных расстройств, предумышленное создание условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение таких групп" (БСЭ, М.¸1971г. Т.6 С. 244) В архивах царской администрации достаточно свидетельств, что впервые в российской истории ставилась задача присоединения новых территорий без их коренного населения (западных черкесов) и заселение земель русскими, в первую очередь, казаками, или, как говорилось в обращении Александра 11, "христианским населением". "Нам нужно было обратить восточный берег Черного моря в русскую землю, и для этого очистить от горцев все побережье. .. в них самих не было никакой надобности..", - писал генерал Фадеев. 

Такова была задача имперского захвата  Северо-Западного Кавказа, отличная от форм покорения восточной его части, где Дагестан имел внутрироссийскую границу, к тому же его высокогорные ущелья, непригодные для хлебопашества, аппетита  у русского помещика не вызывали.   Адыгский берег Черного моря выходил на единоверную Турцию. В его водах привольно чувствовали себя английские корабли. Здесь решался Восточный вопрос, здесь скрестили шпаги крупнейшие государства Европы, среди которых Россия завоевывала право быть сильной. И что для  этой битвы титанов  значила судьба каких-то свободолюбивых племен? "Черкесы – живая заноза в теле России", - так Европа определила роль адыгов  в геополитических играх 19 века.

Эту занозу вырвали с мясом, густо замазав кровоточащую рану  забвением.  От былой мощи и пассионарности черкесов к 21 - му веку не осталось и следа. Грустно наблюдать сегодня духовно-нравственное  состояние адыгского мира, его разобщенность, отсутствие национальных лидеров.  Конформизм и угодничество элиты,  холопство народа, безголосье и пассивность интеллигенции уходят корнями в эпоху имперского завоевания, когда "чувство политического и национального самосознания так было подавлено и пришиблено в течение десятилетий тяжелым царским гнетом, что создавалось впечатление о полной  потере этого чувства. Свободолюбивого черкеса не было", - констатировал блистательный адыгский публицист  Сафарбий Сеюхов, находившийся, кстати, в то время на службе у царского правительства.  Подобные мысли требовали особого гражданского мужества: "Тлетворная российская политика привила черкесам  извращенное правосознание…Прежние идеалы черкесов: мужество, храбрость, благородство, гордость и т.п. - стали уступать свое место подхалимству, лакейству, низкопоклонству и желанию прислуживаться". В 30-е годы С. Сиюхов получил  10 лет сталинских лагерей и, вернувшись, больше не написал ни строчки.

То, что происходит с адыгами сегодня, это еще и следствие той масштабной депортации, изгнания и убийства самой пассионарной части  этноса, уничтожения его генофонда. Иной раз я думаю, а была ли та дерзкая и гордая Черкессия или ее образ прошлых веков – лишь романтизация колониального сопротивления  и за лихими наездниками и адыгскими карбонариями  мы не разглядели нашей общественно-политической неразвитости и разобщенности. Сегодняшние адыги – рыхлый этнос, пассивный и конформистский.  Черкесский народ перестал плодоносить мужчин, не по половому признаку, а по качественным характеристикам. Я говорю об  этом с болью и с надеждой на возрождение. Поэтому миф о "великой Черкессии", который якобы вынашивают "панадыгисты" в целях разрушения единства России  не более чем игра в "страшилки", в  которую вовлечены, к сожалению, некоторые российские политики.

Игры, которые мы проиграли

Вместо того, чтобы цивилизованным способом снять разрастание проблемы, началась его усиленная политизация. Московские "нейтрализаторы" черкесского вопроса  не нашли более оригинального, чем рассорить адыгскую и абхазскую диаспоры в Турции. Последствия этой топорной провокации еще предстоит  осознать обеим сторонам. "Претензии адыгов на участие в Олимпиаде как коренного народа – недружелюбный шаг по отношению к абхазам. К сожалению, не под всеми воззваниями адыгов мы  можем подписываться. Есть вопросы, по которым у нас мнения расходятся", - заявил писатель Денис Чачхалия. Стыдно не только за него, но и за тех, кто эту фальшивую игру затеял. Как кощунственно выглядит этот убогий марафон за правообладание Красной Поляной! Странно сводить олимпийскую территорию  только к одной географической точке, речь идет и о Сочи, и о его окрестностях, где плотно, без очерченных границ,  плотно жили и абхазы, и абазины, и шапсуги, и абадзехи, и убыхи…– и все одинаково страдали, покидая родину: "С утра до вечера были слышны душераздирающий плач женщин и детей. Грустные седые старики бродили среди могил предков, прощались с ними, навсегда оставляя землю отцов и дедов... Строгие всадники, которые не желали продавать своих любимых коней, неоднократно спасавших хозяев от смерти, выводили их к лесу и выстрелом под ухо убивали своих любимых существ". На этом историческом фоне заявление некого "Ливадийского клуба"  на конференции в РИА Новости выглядит то ли кощунственно, то ли провокационно. В понимании Михаила Шатрова, Кавказская война – это всего лишь внутричеркесские распри, которые Россия пыталась примирить, чтобы адыгские племена не перебили друг друга. Вот такая цивилизаторская миссия по – шатровски. Под патронажем администрации президента проведена . Еще одна конференция по Кавказской войне проведена  в МГИМО, в резолюции которой сказано, что нельзя использовать историю как средство раздувания национальных страстей.   (Вот тут мы целиком солидарны). И многое другое стало происходить на федеральном небосклоне, что еще дальше уводит от решения черкесского вопроса. И заграница нам тут не поможет. У России достаточно собственных ресурсов, исторических и современных, чтобы продемонстрировать на Олимпиаде мощь русского плавильного котла, сохранившего самобытность кавказских этносов, помноженную на российскую идентичность! Об этом писал еще четыре года назад в открытом письме В.В.Путину генеральный секретарь Всемирного абхазо-абазинского конгресса  Геннадий Аламия: "Проведение зимних Олимпийских игр на российском Кавказе можно использовать как превосходную возможность поднять престиж РФ как страны, уделяющей самое большое внимание сохранению уникального, вошедшего в сокровищницу мировой цивилизации этнокультурного наследия Кавказа". Разве это не важно и для России, и самого северокавказского региона, о раскручивании бренда которого  заявлено в Стратегии развития? Позиция Геннадия Аламия – это первое и пока единственное государственническое видение проблемы. И как не согласиться с ним, что  Красная поляна "станет местом и временем встречи первых из ушедших",  и если там прозвучат нужные правильные слова первых лиц государства, то адыго-абхазская диаспора приобретет надежду на сохранение духовной связи со своей  исторической родиной:  "Мы, десятая часть рассеянных по миру  абхазов, находясь на родине, не можем не думать о судьбе всего этноса.  Только с Россией мы можем найти разумные пути  возвращения нашей диаспоры на историческую родину". Но к последнему тезису Россия, судя по всему, не готова.  В нынешней версии "Закон о соотечественниках" практически закрывает путь на родину  бывшим мухаджирам.  Что это? Обычный бюрократический "недодел" или страх, что кавказские диаспоры  хлынут в Россию заселять исторические земли. Не хлынут, не сомневайтесь ни минуты. По разным причинам, не о них сейчас речь. А вот получив от государства надежду на сохранение духовной связи со своей исторической родиной, могут стать проводниками российских интересов в Европе и восточных государствах своего проживания. Не без влияния мощного черкесского лобби в августе две тысяча восьмого года в Москву приезжал король Иордании для оказания гуманитарной помощи Южной Осетии, а Турция, в отличие от других стран НАТО, не осудила действия России в августе 2008 года. Не расточительно ли пренебрегать этим ресурсом? Адыгские диаспоры проживают в 46 странах мира, в том числе в Европе и Америке. Их численность составляет более четырех миллионов человек, а кто-то называет  цифру семь миллионов.

Шрамы истории имеют на своем теле не только  российская государственность, но европейская демократия  давно разработала рецептуру их лечения, продемонстрировав миру свою заботу об автохтонах, не постеснявшись колониального прошлого. Особый пример этого – Канада, от которой Россия и приняла эстафету зимней Олимпиады. Ванкувер появился на исторической родине четырех индийских племен. Покорение их шло как в любой колониальной войне. От многочисленных индейских племен остались небольшие этнические группы, но никто не отрицает там прошлое, не стирают ландшафтную память аборигенов, сохраняя топонимику, не устраивают праздники "добровольного присоединения". Благодаря этому власть имеет поддержку коренных народов. Такова демократия по-канадски.  "Никто не говорит о "цивилизаторской миссии", не отрицает происхождение инлдейского названия государства "Канада" (на языке гуронов – "деревня", "поселение"), не ставит памятники "героям", уничтожавшим индейцам, хотя у них тоже есть свои Зассы, Лазаревы и Ермоловы.  Власти пытаются всячески загладить раны, найти пути примирения и консолидации местного многонационального сообщества…", - пишет главный редактор газеты "Шапсугия" Анзор Нибо, один из тех 10 000 шапсугов, которые  хранят еще адыгский дух на маленьком кусочке земли Черноморского побережья и десятилетия не могут добиться от власти реализации закона о коренном малочисленном, к тому же еще разделенном народе. Теперь одна надежда на Олимпиаду.

***

К счастью, российскую власть всегда спасал сам русский народ, своей не грантовой толерантностью, а врожденной, исконной. Спасибо Интернету, который формирует свое настоящее, человеческое пространство, где контакты мыслей и чувств не разорваны вульгарной политтехнологией. Всё это так очевидно в письме Елены Асеевой, дизайнера, художника, кандидата искусствоведения, автору повести "Дорога домой" кабардинке Мадины Хакуашевой. Лена живет в Италии и там  в Интернете она прочла эту книгу о драматической адыгской истории. Строки из ее письма будут лучшим завершением статьи.

Лена родом из Геленжика.  где впервые узнала, что некогда на этой земле проживали меоты-черкесы-зихи-адыги, с предками которых связаны легенды о возникновении дольменов. "Потом я узнала,  что эти земли после окончания  Кавказской войны сначала пустовали, а потом бесплатно раздавались казакам, чехам, украинцам, армянам, грекам…то есть всем, кто только мог переселиться и начать развивать хозяйство, так как по полям бегали волки и кругом было запустение. Мне стало не по себе. Только потом я узнала о мухаджирстве, о страшных фактах истребления народа, от которого остались только имена поселков и рек: Жане, Джанхот, Тхап и т.д. Значение этих слов никто не знает. Наша пятиэтажка стояла на старом адыгском кладбище возле леса. В этом доме все умирали, и мы поспешили поменять квартиру. Наверное, существует какая-то связь не только через кровь, но и через землю. Я всегда чувствовала, что эту землю лишили души, а те поколения, которые переселились на побережье Черного моря, на западный Кавказ, этой души никогда не знали. После того как я побывала в Абхазии, я это отчетливо поняла… Я прекрасно понимаю вину России и отчасти моих предков, и падение российской империи, а после реки крови от Соловков до Магадана были прямым следствием этой вины…. один мой хороший друг Александр Алексеев сделал сам своими руками  у себя на участке "Дом народов Кавказа" в Кабардинке (между Геленджиком и Новороссийском), заказал картины с изображением горцев в их национальных костюмах, собрал утварь, оружие, причем не просто слепил что-то на скорую руку для развлечения публики – у него целый шкаф книг, в том числе дореволюционных, о кавказской войне и истории Кавказа. Костюмы рисовали по фотографиям 19 века. Вещи свозили из Адыгеи, всего Кавказа. К нему за лето приезжают десятки тысяч туристов. Так что – ничего нельзя  скрыть, даже если все это уничтожалось годами. Из всех приемлемых способов переделки мира я верю только в искусство, так как ничто другое кроме оружия, конечно, на людей не действует. Я бы никогда не подумала даже взяться за такое, если бы ни странная пустота внутри и очень много совпадений и знаков… Я хочу сделать серию работ или, может, проект – пока не знаю, посвященный скорее не трагедии адыгского народа и всей Черкессии, так как это уже область политики  и совершенно не моя прерогатива, а проект, посвященный душе этой земли, которую потеряли и должны снова обрести. Хранителями земли были те, чьими именами названы реки и горы, они её охраняют и сейчас".

Я хочу понять, как в стране, имеющей такой государствообразующий народ, могут появляться "манежки". Жизнь на нижних этажах нашего "титаника" гораздо чище и честнее, не надо только мешать людям взять друг друга за руки. От кубанского казака Вершигора, краеведа по призванию, я узнала, что среди моих шапсугских предков Чухо  были кавалеры императорских орденов. Информацию о них он повесил на своем сайте "Слава Кубани". Моя огромная благодарность научному сотруднику Лазаревского музея Тамаре Половинкиной, благодаря которой я теперь знаю, что мой род Чухо обитал между реками Чухуч и Чемитоквадже. Сейчас там пустые поляны. Многие-многие имена нормальных русских и нерусских людей могу  я назвать сегодня. Вот с  ними и нужно решать черкесский вопрос и все остальные этнопроблемы, потому что назначенные сверху Моисеи окончательно сбили с пути, заблудив и народы, которые взялись вести к землям обетованным.

Генеральный директор

Центра этноконфессиональных проблем СМИ при Союзе журналистов России

Сулиета Кусова-Чухо

 

© 2011 Circassian Site | Адыгэ Сайт | eLot.ru