Аскер Шхалахов: Тем, кто видел войну, трудности быта не страшны
Актуальные статьи
06.09.2013 г.

Аскер ШхалаховО том, что делается для адаптации репатриантов, рассказал председатель комитета РА по делам национальностей, связям с соотечественниками и СМИ Аскер ШХАЛАХОВ.

Воссоединение народа

Аргументы и Факты – Адыгея: – Аскер Асхадович, расскажите об этапах возвращения наших соотечественников из–за рубежа и об истории Дня репатрианта.

А.Ш.: – Наши соотечественники начали возвращаться из–за рубежа с начала 90–х годов, при распаде Советского Союза и образовании новой демократической России. Но первое массовое переселение в Адыгею было 1 августа 1998 года из бывшей Югославии. Потом приехали ещё несколько групп косовских черкесов – всего около 40 семей. Некоторые сразу же уехали в Турцию и другие страны, но многие остались у нас. Этот день парламент республики обозначил как памятный, после чего День репатрианта утвердил своим указом президент Адыгеи.

Опрос

Сейчас это праздник более чем для полутора тысяч человек – столько наших со–отечественников вернулось на историческую родину.

В основном, они приезжают из Турции, есть вернувшиеся из Иордании, стран Европы. Если 15 лет назад массовое переселение было из Югославии, то сейчас люди приезжают из Сирии. За последние полтора года оттуда в Адыгею приехали более 550 человек. Большинство из них черкесы, но есть русские, чеченцы и осетины.

Аргументы и Факты – Адыгея: – Как они устраиваются в новой для себя обстановке без знания языка и наших реалий?

А.Ш.: – Я часто с ними встречаюсь и могу сказать, что адаптируются они хорошо: осваивают русский язык, начинают работать. Среди них есть врачи, инженеры, программисты. Дети учатся быстрее родителей, сейчас те ребята, которые приехали из Косово ещё детьми, владеют языком в совершенстве. Одни учатся, а несколько ребят отслужили в российской армии.

Мы часто слышим жалобы на то, что в Адыгее нет работы, что экономика не развита. Но эти люди находят своё место и обеспечивают семьи. Многие – даже не зная языка. Идут работать на стройки, подсобниками. В общем, работу найти можно, и не всегда быть разнорабочим.

Часть сирийцев обучалась в нашей стране ещё в советское время, они, говорят на русском, в основном работают по специальности: в экономике, медицине, том же строительстве, машиностроении, даже выступают в творческих коллективах. Человек, который хочет работать, обустраивать свою жизнь, растить детей, находит такую возможность.

Дети тоже стараются: им приходится учить язык и успевать по школьным предметам. Скажу, что они учатся не хуже сверстников, родившихся здесь. Пройдёт год–два, и они адаптируются окончательно.

Аргументы и Факты – Адыгея: – Как быть с теми взрослыми, кто имеет высокую профессиональную квалификацию, но свой диплом получал в иностранном государстве?

А.Ш.: – Если у России есть договор с обучавшей человека страной, то диплом могут подтвердить. Содействие в этом может оказать Минобрнауки. Сейчас не у всех есть разрешение на временное проживание, и в таком случае они не могут работать ни с дипломами, ни без. К каждому надо подходить индивидуально, и мы над этим работаем. Многое делает Федеральная миграционная служба.

Испытание словом

Аргументы и Факты – Адыгея: – В День репатрианта вы наметили диктант для обучающихся русскому языку соотечественников. Какие результаты они показали?

А.Ш.: – Мы планировали провести диктант для репатриантов, но потом перешли к форме общения преподавателей с вернувшимися соотечественниками. Я был на этом открытом уроке, там же присутствовали работники Минобрнауки, Института повышения квалификации, работники нашего комитета, общественники. Репатрианты на русском языке рассказывали о Сирии, о России, об Адыгее, читали стихи и пели песни. Я был удивлён тем, как они быстро освоили русский язык – и взрослые, и дети. Видно, что у них есть желание, а значит, скоро они смогут общаться совершенно свободно и комфортно жить и работать в Адыгее. Языковые курсы будут продолжаться ещё год. Взрослым эти уроки нужны в быту: люди садятся в транспорт, идут в магазины, поликлиники, получают справки. С детьми педагоги уже делают упор на грамматику. Им нужно будет учиться, сдавать ЕГЭ. Нужно не просто говорить и писать, но делать это грамотно.

Аргументы и Факты – Адыгея: – С чем ещё сталкиваются репатрианты и кто помогает в решении их проблем?

А.Ш.: – Наиболее острые вопросы напрямую рассматривает глава Адыгеи Аслан ТХАКУШИНОВ. Если вопрос решаем на уровне конкретного министерства, им занимается это министерство. Естественно, работаем в рамках федеральных и республиканских законов. Если у человека нет нужных справок и документов, ему могут предоставить разрешение на временное проживание, медицинскую страховку. Таким соотечественникам присваивают статус временно перемещённых лиц, и они могут находиться в России один год.

Когда началась волна репатриации из Сирии, мы отправили туда списки нужных документов на русском, черкесском, арабском языках. Но война остановила работу многих госучреждений, к тому же некоторые справки можно получить только лично. Помочь им в чужом государстве мы не можем, но тех, кто приезжает сюда, без помощи не оставляем.

Сложности есть, но у нас работает правительственная комиссия по поддержке соотечественников, которую возглавляет премьер–министр Адыгеи Мурат КУМПИЛОВ. Многие вопросы с повестки дня удалось снять.

Например, пока люди оформляют документы, они не имеют медицинской страховки. А болезнь не ждёт. Но ни одно обращение медики не оставили без внимания. Хочу поблагодарить за это и врачей, и работников нашего Минздрава. К слову, за последний год в семьях наших соотечественников из Сирии родились пятеро детей.

Испытание делом

Аргументы и Факты – Адыгея: – Какие настроения царят в среде вернувшихся на историческую родину людей?

А.Ш.: – Те, кто ушёл от войны, не боятся житейских трудностей. Они ни на кого не жалуются. Наоборот, благодарны тем, кто им помогает. Вернувшиеся соотечественники очень законопослушны, ни одного конфликта с законом ни у кого из них не было.

Соотечественники в основном расселяются в районах. В Тахтамукайском – около 20 семей. Некоторые уже начали строить дома, заливают фундаменты. Находят работу в Яблоновском, Энеме. Очень быстро адаптируются. Когда я с ними встречаюсь – стараются говорить на русском языке, показывая, что им это не просто нужно, но и интересно.

Тяжелее приходится тем, кто поселился в Майкопе. Они снимают жильё, за которое нужно платить арендную плату, коммунальные услуги, есть другие проблемы. Большую помощь им оказывает государственное казённое учреждение Центр адаптации репатриантов, в том числе и в поиске работы. С начала этого года с трудоустройством стало легче: изменения в федеральном законодательстве позволили тем, кто имеет разрешение на временное проживание, работать без лицензии и дополнительных справок.

Студенты хотят работать, но не могут по ряду причин. До апреля этого года мы оказывали им поддержку из Фонда помощи репатриантам. Но сейчас в Фонде нет денег, поэтому ребята подрабатывают на каникулах.

Аргументы и Факты – Адыгея: – Вернёмся к Дню репатрианта. Стал ли он по–настоящему большим праздником?

А.Ш.: – Давайте сравним – первое время это напоминало камерное событие: небольшая группа людей собиралась у входа в майкопский горпарк, там их встречали представители общественного фонд, играла гармошка, люди танцевали. Сейчас это государственный праздник республики, памятный день в календаре. Мы проводим торжественную часть в госфилармонии, затем большой концерт, адыгэ джэгу. Чаще привлекаем артистов из среды репатриантов. Самое главное, что в празднике активно участвуют и жители Адыгеи самых разных нацио–нальностей. Это говорит о том, что возвратившиеся соотечественники влились в жизнь республики и стали её частью.

Автор: Константин БАЙНОВ

© Аргументы и факты